Наказания, назначаемые в припадке гнева, не достигают цели. Говорят, если начинаешь текст с какой-то серьезной цитаты (в нашем случае это Кант), то окружающие начинают воспринимать его как нечто очень серьезное.

Я испытываю острую необходимость в написании этого лонгрида. Возможно, я идиот, который безнадежно пытается донести какую-то мысль к читателю, а быть может рассчитываю, что хотя бы 5 или 10 человек одумается и прислушается к тому пласту информации, который будет ниже — честно, реакция непредсказуема.

За всю свою «карьеру» блогера-журналиста-рецензента-критика, впервые сталкиваюсь с моментом, когда хочется что-то защищать. Причем защищать не какого-то человека, а цифровой продукт, продукт массового потребления. Но есть же что-то, что выделяет коробку с диском на фоне товаров с других полок — потому что речь идет об искусстве. В игре, как и в живописи или рукописях со стихами, может быть душа, как бы пафосно это не звучало. И когда ты находишь эмоциональную связь с творчеством, то ты оставляешь там часть своей собственной души, потому что это вызвало эмоции, это спровоцировало дискуссию и это требует больше обзора с перечислением технических и геймплейных моментов.

Я попытаюсь шаг за шагом объяснить логичность ключевых сюжетных моментов, пересказав сюжет, его влияние на человеческие эмоции и необходимость тех или иных поступков главных героев.

ВНИМАНИЕ: в тексте очень много спойлеров


🌑 День 1 — убийство

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

The Last of Us Part II возненавидели еще до её выхода. Оценка на Metacritic от пользователей могла бы упасть ещё в конце апреля, когда в сети появилась та самая утечка. И да, игроки правы — репрезентация ЛГБТ не была главным спорным моментом, потому что людей больше всего разозлило две вещи: смерть Джоэла и введение нового играбельного персонажа по имени Эбби. Она, кстати, и является его убийцей.

На смерть протагониста первой части намекали ещё с самого первого тизера, где он появился словно фантом. Разработчики, разумеется, отнекивались: «Это не сцена из игры, это метафора всего проекта».

Метафора сработала очень буквально, несмотря на то, что разработчики пытались утаить этого от всех. Понадобился даже фейковый монтаж трейлеров, в которых постаревший Джоэл появлялся там, где его быть не могло — таким нынче часто промышляют в Marvel, искусственно создавая неверное представление о своих фильмах.

Смерть Джоэла — крайне предсказуемая вещь, которая всё равно повергает в шок. Он не умирает, как герой. Его не забирает болезнь, да и голливудский сценарий с заражением и добровольной гибелью тоже никто не обыгрывает. Его забивают как собаку клюшкой для гольфа, полностью разрушив его мозг и превратив лицо в кровавое месиво.

Более того, его убивают в первые два часа игры, показав с ним один флэшбек и короткую сценку в настоящем времени. Важно: Элли в настоящем времени даже не общается с ним, когда она приходит к месту его гибели, он уже полумертвый.

Мы получаем контекст: важного для нас персонажа убивают крайне жестоким образом, мы не успеваем провести с ним полноценный час игрового времени, его просто вычеркивают. Кто убийца: крепкая девушка, которой он с Томми спас жизнь, по сути выстрелившая невооруженному Джоэлу в спину.

Включается первый триггер The Last of Us Part II — ненависть.

🌑 День 2 — месть

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

Одна из ключевых идей, заложенных в кампанию Элли — дегуманизация. Так как 19-летней девушкой движет слепая ярость, её путь до какого-то момента выглядит как путешествие от точки А до точки Б, где А это исходное состояние, а Б — смерть Эбби. Она сжигает своих врагов, режет им глотки, убивает собак и действует исключительно на эмоциях.

Лишь дважды за все время она задумывается о том, правильно она поступила или нет: когда пытает умирающую от заражения спорами Нору, выбивая из неё информацию, и когда убивает беременную Мэл — понимая, что в убежище её ждет беременная Дина.

Всё остальное время Элли действует импульсивно и безрассудно, и чем дальше она продвигается к сердцу Сиэтла, тем больше ценностей она ставит под угрозу.

Даже в состоянии безмятежности она готова отказаться от идеи полноценной семьи во имя мести. Потому что из Сиэтла Элли выбралась уже будучи совсем другим человеком — нет, это не смерть Джоэла разделила её жизнь на «до» и «после», она сломала себя собственными же поступками. Гибель отца, которого у неё никогда не было — повод, всё вытекающее из неё — причина.

Включается второй триггер The Last of Us Part II — кровожадность.

🌑 День 3 — зеркальность

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

Посреди повествования Эбби сама находит нас, и начинается вторая половина игры, в которой игрока заставляют пройти тот же хронологический путь, что и был у Элли. Заставляют, потому что у большинства игроков вряд ли появится желание играть за другую девушку, и это я молчу про какое-либо сопереживание.

Жизнь Эбби и Элли пошла под перекос в один день — когда Джоэл решил спасти девочку, прервав важнейшую хирургическую операцию. Нам никогда не давали взглянуть на поступок Джоэла с другой перспективы, потому, когда мы буквально наблюдали за всеми событиями от лица контрабандиста, не было никаких сомнений в происходящем. Эмоции взяли верх над ним, и над нами.

В первой части он хладнокровно убил неизвестного врача, который защищал операцию скальпелем, забрал Элли и скрылся.

За собой он оставил гору трупов Цикад, убив местного командира ячейки — нейрохирурга, который понимал каким образом можно сделать вакцину, имея на руках биоматериал иммунного человека. Стоит также понять, насколько редким и ценным может быть нейрохирург в условиях пост-апокалипсиса, при невозможности производить новых специалистов.

Этот нейрохирург — отец Эбби. Его смерть и конец надежды на потенциальное будущее без болезни разрушает саму Эбби. Она становится солдатом, единственная цель которого — найти разрушителя. Сам факт её причастности к группировке, напоминающей полноценных военных тоже показателен, потому что солдат это пешка, а человек на войне — единица, которая действует не всегда в своих собственных интересах.

Чем она занималась последние пять лет? Безвольно служила, училась убивать, становилась физически сильнее и цеплялась за любые клочки информации о Джоэле. След нашелся — о поселении в Джексоне и присутствии там брата Джоэла рассказали бывшие Цикады, с которыми служил Томми. Стали бы вы отсиживаться или отправились бы на поиски?

Включается третий триггер The Last of Us Part II — сомнение.

🌒 День 1 — убийство

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

В контексте истории Эбби, столь зверское и беспощадное убийство смотрится вопиюще. Она не такой же человек как Элли — несмотря на принятие спонтанных решений, она всегда действует рассудительно и осторожно. Если в пост-апокалипсисе главное уметь выживать и сражаться, то Эбби в этом мире — студентка-отличница.

Но это убийство стало перебором даже для обученных солдат, которые присутствовали с ней в той самой комнате, разве что кроме Мэнни, который позже поплатился за плевок пулей. В компании друзей стало ощущаться напряжение, а кошмары Эбби никуда не исчезли — будто бы отмщение не дало никакого результата.

Пришедшая за возмездием Элли не просто отняла друзей у Эбби — она показала ей, что у каждого поступка есть своя цена, потому что в итоге пострадали те, кто не нуждался в расправе над Джоэлем.

Конфликт порождает конфликт. А за смертью несется другая смерть.

🌓 День 2 — цель

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

Три игровых дня, которые мы проводим с Эбби во многом посвящены теме трайбализма. В двух словах — это ненависть к другому человеку, потому что он чужой. Здесь это выражается в войне WLF и племени Серафитов. Почему воюют стороны? Почему они не могут понять друг друга? Ответы оставлены за кадром. Нам известно, что Серафиты и WLF несколько раз заключали перемирие, но его позже нарушали случайные конфликты.

Лидер WLF принял окончательное решение — ударить по острову Серафитов всеми силами своей армии, истребив всех до последнего. Нет врагов — не будет и вражды.

Незадолго до боя, Эбби попадает в плен к Серафитам, где встречает двух детей из племени, которые были изгнаны оттуда и приговорены к казни. Им удается избежать смерти, и они вместе оказываются в равном статусе — при общей угрозе идейные отличия становятся последним, о чем думают люди.

Общение Эбби с детьми и пребывание на территории Серафитов создают в наших глазах аллюзию на нынешнее отношение между представителями разных вероисповеданий, например, в точках конфликта на Востоке. У «сектантов» есть свое священное писание, свой собственный быт и традиции, но как и в любом другом вероисповедании, всегда найдутся желающие подчинить закон ради собственных интересов. Ничего не напоминает?

Дезертирство из рядов WLF, плен, диалог и принятие чужой культуры, а также непрошеное крещение на поле боя — путь Эбби к нахождению собственной цели в жизни. Кошмары прекращаются, а в сердце девушки загорается надежда — единственное, что объединяет всех Цикад.

🌕 День 3 — вина

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

Джоэл умирает в самом начале, не успев даже побеседовать с Элли. Это создает ошибочное суждение о том, что персонажа использовали напрасно, и что отношения между ним и Элли так и остались нераскрытыми.

Правда в том, что показанные в Part II флэшбеки не просто дополняют историю взаимоотношений между этими двумя, они её завершают и показывают историю, какая и могла произойти в реальной жизни.

Финальный флэшбек, показанный за минуту до титров, это последний разговор Элли и Джоэла — она долгое время не может простить его за то, что он сделал в финале первой части, но он всё ещё испытывает к ней отцовские чувства. От напряжения в воздухе у меня был ком в горле, а сам факт того, что Элли все же сделала шаг навстречу опекуну, а на следующий день его жестоко убили вызывает те самые эмоции, которые чувствуют люди, пережившие утрату. Это сожаление о несостоявшемся разговоре, потому что многое не было сказано, а отношения так и остались в подвешенном состоянии.

В этом и выражено волшебство Part II — вынужденные меры, на которые идут разработчики, забирая у игроков контроль над героями и лишая хронологического порядка показанную историю, вызывают те или иные чувства.

Играя за Элли ты убиваешь безымянную собаку в океанариуме и идешь дальше по тропе сюжета. Играя за Эбби, ты видишь, что у собаки было имя, а в её в глазах горела жизнь. Играя за Элли ты видишь смерть Оуэна и всё ещё злишься на него из-за того, что он присутствовал в той самой комнате и по сути нашел поселение в Джексоне. Играя за Эбби, ты наблюдаешь в Оуэне миролюбивого человека, который не хочет лишних жертв, хочет избежать войны и имеет какие-то сказочные планы на жизнь. Играя за Элли, ты не хочешь смерти Эбби, но тебе нужно исполосовать её ножом в конце игры. Играя за Эбби, ты не хочешь нападать на Элли, но другого выбора игра не даёт.

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

Эта игра не стимулирует стыдиться своих действий или сожалеть о том, что ты наделал. Она уникальна тем, что даёт тебе возможно сопереживать обеим сторонам конфликта. Это не личный стыд или боль игрока — это боль других персонажей, которую можешь ощутить ты сам. Потому последний бой и кажется уникальным игровым опытом — ты пропускаешь всю горечь через себя, и когда в конце буквально на секунду появляется Джоэл, сидящий на крыльце дома с гитарой в руках — тебя разрывает на куски и тут же опустошает.

Эти эмоции и игровой опыт намного дороже очередного сюжета, в котором нас ждал бы хэппи-энд. В The Last of Us Part II отсутствует какая-либо романтизация — люди умирают быстро, из этого не делают события.

Игроки всегда требуют от разработчиков нетривиальных решений, чтобы те не шли на поводу у масс, и всегда делали то, за что их проекты и полюбили. И если вы мне скажете, что решения, принятые сценаристами в Part II не создают уникальный нарратив, то что в таком случае вообще можно назвать уникальным?

Да, эту историю можно не полюбить. Но это не потому что она плохая. Нет. Она просто не такая, какую все ждали.

Эпилог зарождает сумасшедшую ненависть. Ненависть провоцирует кровожадность. А в конце не остается ничего, кроме сомнения. Элли находит Эбби в Санта-Барбаре истощенной, исхудавшей и обезвоженной. Она практически готова её отпустить с миром, но невозможность разглядеть истинную причину ненависти в себе и посмотреть на свои действия трезво приводят к еще одному бою — на этот раз последнему.

Когда Эбби находится на пороге гибели, Элли останавливается. Почему? Это главный вопрос, который беспокоит недовольных концовкой игроков.

Потому что с неё хватит. Что она делает? Ради чего? К чему это приведет, и на что она похожа? У неё пробитый веткой живот, откушены пальцы, она оставила позади семью, из-за её мести был убит близкий товарищ и чуть не умер Томми, ставший для неё дядей. Она находится непонятно где, угрожает ножом невинному ребенку, топит в воде исхудавшую и не способную дать достойный отпор Эбби, параллельно через силу пробуждая в себе ненависть.

The Last of Us Part II — история Эбби и Элли: кого любить, а кого ненавидеть?

И когда нам дают в последний раз сыграть на гитаре, не имея возможности даже правильно удержать аккорд из-за отсутствия пальцев, Элли играет очень криво и безэмоционально — её музыка стала теми самыми остановившимися часами Джоэла, она лишена жизни. Но если он носил их до самого конца, то сама Элли оставила гитару позади, отправившись на поиски нового смысла жизни. Но с нами осталась одна лишь пустота.